Хирургия будет прогрессировать и совершенствоваться

Академик Михаил Павловский подготовил 17 докторов наук и 42 кандидата медицинских наук, провел более 20 000 сложных операций, создал известную в Украине и за ее пределами научную хирургическую школу. Ему удалось реализовать много своих талантов — ученого, педагога, организатора, общественного деятеля, однако больше всего труда и эмоций вложено в хирургию.

Накануне юбилея Михаил Петрович поделился с читателями своими размышлениями о любимой профессии и своим видением роли врача-хирурга в настоящем.

— Михаил Петрович, ваша преданность хирургии самом деле безграничной. Но вы — хирург классической школы. Сейчас в медицине, в частности в хирургии, применяется много инноваций. Ваше мнение об этом?

— Мечта стать хирургом родилась у меня еще на школьной скамье. Детство пришлось на нелегкое военное время — каждый день я видел искалеченных людей с многочисленными ранениями, травмами и искренне желал научиться квалифицированно им помогать. Став студентом медицинского института, покупал книги в основном хирургического профиля. Думаю, таким образом реализовались склонность моего характера к быстрому принятию решений и естественная способность не бояться ответственности за совершенное. Кроме того, я всегда любил такую ​​работу, после выполнения которой сразу виден результат.

Но, безусловно, мир меняется, и вместе с ним меняются методики, технологии и инструктивные материалы, а также меняется инструмент хирургический. Сейчас принято разрабатывать протоколы лечения болезней, в том числе хирургических. В обязанности медицинских администраторов предстоит следить за их тщательным выполнением, потому чаще всего такие документы ложатся на стол прокурора. Мы вместе с моими учениками также привели к их написанию. Хотя я должен сказать, что какими бы совершенными ни были протоколы, даже у меня, хирурга с 55-летним стажем клинической практики, случаи, которые не вписываются ни в один из них. Тем, раскрыв брюшную полость, вижу абсолютно новую для себя клиническую ситуацию. Немедленно, «при открытом животе», нужно принимать решение, тем экстраординарное. Это соответствует моему характеру. Сейчас я оперирую меньше, больше консультирую у операционного стола, и мне это тоже интересно делать.

Недавно мы с коллегами участвовали в конференции по малоинвазивной хирургии, проходившей в Тернополе. Когда-то, еще в 1990-х годах, я был в Соединенных Штатах Америки и видел операции «на расстоянии». Интересно, что в наших ближних соседей, в частности в России, уже внедряются такие технологии, о чем я и услышал на конференции. Речь шла о робототехнику в хирургии, а именно — аппарат «da Vinci». По аппаратом, имеет пульт управления, кнопки и педали, сидит хирург. На экране перед ним картина операционного поля, передается через оптическую систему, вставленную в брюшную полость больного, лежащего под наркозом в другом помещении — операционной. Хирург за пультом управления (наблюдая за экраном) нажимает кнопки и таким образом удаляет орган или опухоль. Один такой комплекс стоит 3-4 миллиона евро. Хирургия «на расстоянии» имеет неоспоримые преимущества — высокий уровень стерильности в операционной, возможность избежать инфекций и соответственно послеоперационных осложнений. Такие операции менее травматичны и действительно малоинвазивные — через 2-3 дня пациент может идти домой.